Cradle-to-Cradle:
основы циркулярного мышления

Книга Cradle-to-Cradle (От колыбели до колыбели) Уильяма Макдонаха и Микаэля Браунгарта является настольной книгой для тех, кто интересуется основами циркулярной экономики. В ней авторы делятся своей теорией, а также практикой, для достижения экологичного будущего нашей планеты. Публикуем некоторые отрывки из книги, переведенные Ниной Сенской, дизайнером и автором блога об устойчивой моде @statussustainable.
«Эта сущность, неподвластная человеку»
Как снова полюбить собственные вещи
На своих ранних стадиях промышленность опиралась на кажущийся бесконечным природный «капитал». Руда, древесина, вода, медь, песок, кожа животных, почва - все эти материалы были основным сырьем для производства товаров массового потребления, и они до сих пор таковыми являются. Автомобильный завод Ford Motor Company поглощал вышеперечисленные ресурсы в большом количестве: железо, медь, песок, и другие материалы исчезали в недрах завода, превращаясь в новые машины. Промышленники богатели, поскольку нашли источник богатства - из природных ресурсов создавали продукты и предметы жизненной необходимости. Степи и долины превратились в сельскохозяйственные угодья, лес вырубали для древесины и сырья для топлива. Заводы строились в непосредственной близости к источникам природных ресурсов для того, чтобы их легче было доставить на завод (сегодня одна очень известная компания по производству окон располагается в том месте, где изначально шумели гигантские ели, которые потом пошли на создание оконных рам), а также рядом с реками, воды которых использовались в процессах производства и играли роль бассейна для сточных вод.

В 19-м веке, когда промышленные процессы только зарождались, мало кого беспокоила мысль о конечности природных ресурсов. В то время они рассматривались как бесконечные. Сама природа воспринималась как «природа-мать», которая постоянно возрождаясь, поглотит всё грязное и продолжит существовать и развиваться. Даже Ральф Уолдо Эмерсон, философ и поэт, неравнодушный к природе, разделял всеобщее мнение, что природа является «сущностью, неподвластной изменению руками человека; пространство, воздух, реки, листва.» Многие люди верили, что всегда будет оставаться девственно чистое и нетронутое пространство. Знаменитые произведения Редьярда Киплинга и других писателей того времени рассказывают нам о диких уголках планеты, которые, как им тогда казалось, будут существовать всегда.
Как снова полюбить собственные вещи
В то же самое время западная культура рассматривала природу как опасную среду, грубую силу, которая должна быть подавлена и покорена. Люди воспринимали природные силы как враждебные, поэтому они атаковали их с целью заполучить контроль. В США укрощение природы расценивалось как геройство, а завоевание диких мест - как культурная и даже духовная необходимость.

Наше сегодняшнее восприятие природы кардинально отличается от прошлого. Новейшие исследования ученых доказывают, что океаны, воздух, горы и все растения и животные их населяющие чрезвычайно уязвимы. Но современная промышленность до сих пор работает в соответствии с парадигмой прошлого, когда люди имели абсолютно другой взгляд на мир. Ни здоровье флоры и фауны, ни осознание их хрупкости, сложности, взаимосвязанности не были главной повесткой дня, когда промышленная революция набирала обороты. В своем фундаменте производственная система, которую мы имеем на данный момент, является линейной: она сконцентрирована на производстве продукта и продаже его потребителю как можно скорее и дешевле без учёта сторонних факторов.

Однако стоить заметить, что промышленная революция способствовала некоторым позитивным социальным изменениям. Повысились уровень и продолжительность жизни. Медицина и образование претерпели колоссальные изменения в лучшую сторону и стали доступны каждому. Электричество, телекоммуникации и другие достижения цивилизации создали комфорт и удобство. Новые технологии принесли развивающимся странам многочисленные преимущества, включая высокую продуктивность в сфере сельского хозяйства: плодородные урожаи и возможность накормить растущее население.

Но, конечно, у промышленной революции были свои изъяны. Результатом стало то, что все упущения и разрушительные последствия достались сейчас нам вкупе с той самонадеянностью, которая была доминантной в ту эпоху, когда индустриальное общество только зарождалось.
Рассматривая вишню
Как снова полюбить собственные вещи
Посмотрите на вишневое дерево: его плоды дают пищу птицам, людям и другим живым организмам для того, чтобы хотя бы одна косточка смогла упасть на землю и дать жизнь новому дереву. Никто не посмотрит на землю под вишневым деревом, на упавшие плоды, и не станет жаловаться: «Как же это неэффективно и расточительно!». Деревья производят тысячи плодов, не разрушая окружающую среду. Как только они упадут на землю, они начнут гнить и подвергнутся биологическому разложению на вещества, которые станут едой для микроорганизмов, насекомых, растений, животных, и компостом для почвы. Таким образом дерево производит больше продукта, чем требуется для его выживания в экосистеме, но это изобилие необходимо для разных целей. Фактически плодовитое дерево питает и дает силы абсолютно всему, что находится рядом с ним.
На что походил бы мир человека, если бы он существовал как вишневое дерево?

Все мы знаем, как выглядит экологически эффективное здание с офисами в его современном понимании. Это большой банк сохраненной энергии. Окна закрыты, зачастую не открываются. Оно герметично и сводит к минимуму просачивание холодного воздуха в помещения зимой. Прямой солнечный свет рассеивается с помощью затемненных стекол, уменьшая тем самым нагрузку на системы кондиционирования и снижая использование ископаемого топлива, ровно как и счета за электроэнергию. Электростанции в свою очередь выбрасывают меньшее количество газов в атмосферу. Зданием гордятся работающие в нем люди и оно считается самым экологичным в округе, а также рассматривается как модель дизайна, направленного на сохранение энергии. Они утверждают, что если бы все архитектурные сооружения были спроектированы и построены подобно этому, то можно было бы сэкономить много денег, и в то же время заботиться об окружающей среде.
Теперь расскажем, как видим это мы, представляя в качестве идеала вишневое дерево. Во время светового дня солнечный свет заливает помещения. Через большие окна с незатемненными стеклами каждый человек, находящийся в здании, видит то, что окружает его. Вкусная доступная еда и напитки предлагаются офисным сотрудникам в кафе, которое окнами выходит на согретый солнечными лучами дворик. В офисном пространстве каждый может контролировать потоки свежего воздуха и температуру. Окна открыты. Система охлаждения способствует усилению естественных потоков воздуха, как на загородной вилле: ночью здание погружается в прохладу, потоки воздуха разгоняют спертый воздух и токсины офисных комнат, дарят свежесть. Крышу здания покрывает слой почвы с травой, делая ее привлекательным местом для птиц, она также поглощает дождевую воду и в то же самое время спасает крышу от накаливания и ультрафиолетового излучения.
Как снова полюбить собственные вещи
На самом деле это здание настолько же энергосберегающее, как и первое, но это всего лишь побочный эффект более широкого и комплексного подхода к дизайну, где главная задача - построить здание, воплощающее в себе целый ряд культурных и природных особенностей. Солнце, свет, воздух, природа, даже еда - все это обогащает жизни людей, работающих в здании. Для того, чтобы построить такое, нужно будет потрать больше средств: к примеру, окна, которые открываются, стоят дороже, чем те, что не открываются. Но система охлаждения воздуха в ночное время сохранит те ресурсы, которые были бы потрачены на охлаждение воздуха днем. Дневной свет, проникающий через широкие окна, сократит использование электрического света в помещениях. Свежий воздух в комнатах сделает времяпрепровождение в них более приятным, и нахождение там будет приносить удовольствие работающим людям, а также привлекать новых потенциальных соискателей - в этом и есть связь экономики и эстетики. (Поддержка талантливых и продуктивных сотрудников является одной из первоочередных задач финансовых директоров, потому что поиск новых сотрудников, рекрутинг и найм на работу обходится в сотни раз дороже, чем оплата счетов среднестатестического офисного здания.) Данное здание представляет собой видение архитектора и заказчика: пространство, которое провоцирует получение удовольствия от жизни и окружающей среды. Мы знаем это точно, потому что фирма Билла* проектировала это здание.
Как снова полюбить собственные вещи
Как снова полюбить собственные вещи
*Уильям Макдонах, эко-архитектор, один из авторов книги
Что такое развитие?
Спросите ребенка, что такое развитие, и он скорее всего ответит вам, что развитие – это хорошо, это естественная вещь, это значит становиться больше, здоровее и сильнее. Развитие природы (и детей) воспринимается обществом через призму красоты и здоровья. Индустриальный рост и развитие, напротив, вызывает вопросы у экоактивистов и тех людей, которые озабочены проблемой истощения природных ресурсов и разрушением связи культуры и экологии. Рост городов и промышленности обычно ассоциируется с раковой опухолью, которая растет ради себя, а не ради организма, в котором существует.

Несомненно, существуют вещи, которые достойны роста, и вещи, которым мы не желаем развития. Мы хотим, чтобы развивалось образование, а не невежество, здоровье, а не болезни, благосостояние, а не нищета, система доступной чистой питьевой воды, а не ядовитые потоки рек. Мы все желаем улучшить качество нашей жизни.

Основным является то, что не обязательно сокращать существующие системы, как предлагают сторонники эффективности, но преобразовать их и спроектировать таким образом, чтобы они развивались и обогащали, восстанавливали и питали мир. Таким образом, «хорошо» для промышленников – это то, что будет вести к качественному росту и способствовать высокому уровню здоровья, разнообразия, поддержки, интеллекта, богатства для этого поколения, а также для тех, что придут после нас.
Как правило, современные производственные процессы имеют преимущественно негативные побочные эффекты. На текстильной фабрике, к примеру, в процессе производства ткани используется чистая вода, но после всех процессов она загрязнена красителями, которые обычно содержат токсичные вещества, такие как кобальт, цирконий, тяжелые металлы и тому подобное. Текстильный мусор после обработки ткани и её ткачества представляет другую проблему, так как в большинстве своем современные ткани имеют в основе полиэстер, произведенный из нефти. Именно поэтому обрезки и осадок после производственных процессов невозможно безопасно утилизировать. Их обычно сжигают как опасный мусор. Сама ткань затем продается по всему миру, используется и выбрасывается, что буквально означает сжигается, выпуская токсичные вещества в воздух, либо идет на захоронение на свалку. Даже при довольно коротком жизненном цикле ткани, ее частицы становятся частью пыли, заполняя воздух, которым дышат люди, и проникают в их лёгкие.

Да, практически каждый процесс имеет побочные эффекты. Но мы может создавать вещи обдуманно и осознанно, принимая во внимание последствия и губительные эффекты. Мы утверждаем, что природа слишком сложна и умна в своем планировании, но мы должны черпать из нее вдохновение и создавать так же, как и она, с положительными побочными эффектами вместо того, чтобы фокусироваться только на конкретном производимом объекте как конечной цели.

Дизайнеры, которые работают в направлении экодизайна, расширяют свое видение: уже не рассматривая продукт, как основную цель, они начинают работать с системой, в которой он создается. Таким образом, они переходят от частного к целому.
Мир двух систем
обмена веществ
Если человечество действительно желает добиться процветания, оно обязано скопировать высоко эффективную систему производства у природы, в которой не существует понятия мусора. Для того, чтобы устранить само понятие мусора и конечности продуктов из наших умов, необходимо уже с самого начала проектирования – продуктов, упаковки и систем – создавать с осознанием, что мусора как такового не существует. Это означает, что свойства материала будут диктовать форму и определять дизайн: форма следует за эволюцией, а не только за функцией*. Мы считаем, что это более здравый подход, нежели тот, который используется сейчас для создания вещей.
*«Форма следует за функцией» – это принцип, появившийся в архитектуре и промышленном дизайне в конце 19-го - начале 20-го веков, главный акцент в котором делается на том, что форма проектируемого здания или объекта должна отвечать предполагаемым функциям и целям. - примечание Нины.

Перевод: Нина Сенская
Понравился материал?
огонь!
отлично
волшебство

Статьи из раздела