• /
  • /

Тайная поставка роскошной вышивки
из Индии

В течение многих лет Dior, Saint Laurent и другие модные бренды тайно используют вышивку для своих изделий, созданных мастерами Индии и при этом совсем не обеспечивают защиту прав для работников. Читайте наш перевод нашумевшего расследования The New York Times.
На вершине лестницы, покрытой грязью и блестками, несколько десятков индийских ремесленников сгорбились над ярдами ткани с иголкой в руках, создавая вышивку на одежде для самых влиятельных мировых модных брендов.

Они вышивают в ужасных, вредных для здоровья условиях, на фабрике с множеством комнат, решетками на окнах и без аварийного выхода. Они зарабатывают несколько долларов в день, выполняя заказы для международных дизайнеров. После наступления ночи, некоторые остаются здесь и спят прямо на полу.

Они не шьют для брендов быстрой моды (Fast fashion) - компаний, чья бизнес-модель основана на производстве дешевой одежды и чья деятельность стала предметом пристального внимания с 2013 года. Это случилось после того, когда произошла самая страшная трагедия в истории швейной промышленности. При обвале фабрики Rana Plaza в Бангладеш погибло более 1100 рабочих. Они шьют для Dior, Saint Laurent и других именитых брендов.

Дорогие и роскошные бренды с показами в Париже и Милане опосредованно нанимают и используют труд тысячи рабочих в развивающихся странах. В Мумбаи множество ателье и фабрик выступают в качестве посредников между брендами и высококвалифицированными ремесленниками, а также предоставляют такие услуги, как дизайн, отбор образцов и производство одежды.

Как и в случае с ритейлерами быстрой моды, многие люксовые бренды не владеют собственными производственными мощностями, а вместо этого заключают контракты с независимыми фабриками на изготовление одежды или вышивки. И, как бренды быстрой моды, они также осознают потенциальную опасность этой системы.
Как снова полюбить собственные вещи
В 2016 году группа элитных домов представила пакт «Utthan» - амбициозный и скрытный проект по соблюдению нормативных требований, направленный на обеспечение безопасности труда на заводах в Мумбаи и повышение уровня жизни индийских вышивальщиков. Среди подписавшихся были Kering (владелец таких знаменитых лейблов, как Gucci и Saint Laurent), LVMH Louis Vuitton Moët Hennessy (владелец Fendi и Christian Dior) и два британских дома моды Burberry и Mulberry. С самого начала пакт имел трехлетний срок, но не имел юридической силы.

Тем не менее, во время посещения нескольких заводов в Мумбаи и более чем в трех десятках интервью с ремесленниками, руководителями и дизайнерами, The New York Times обнаружил, что вышивальщики все еще выполняют заказы на нерегулируемых объектах, которые не соответствуют индийским законам о безопасности на производстве. Многие работники по-прежнему не получают каких-либо пособий.

Некоторые владельцы заводов заявили, что членство в пакте означает постоянное инвестирование в дорогостоящие стандарты соответствия, изложенные в Utthan, но в то же время бренды постоянно снижают расходы на оплату заказов.

«Учитывая цены на товары, есть ощущение, что люксовые бренды все делают правильно, и это делает их невосприимчивыми к общественному контролю», - сказал Майкл Познер, профессор этики и финансов, школа бизнеса Stern при Нью-Йоркском университете. «Но, несмотря на ценники товаров класса люкс, условия на фабриках могут быть такими же плохими, как и на фабриках, производящих товары для брендов быстрой моды».

При обращении за комментариями люксовые бренды, подписавшие пакт Utthan, в основном подчеркивали более широкие улучшения, достигнутые в результате реализации пакта, вместо того, чтобы сосредоточиться на постоянных проблемах и обвинениях.

«Мы признаем, что положение некоторых работников на уровне субподрядчиков сегодня еще очень далеко от удовлетворительного и мы полны решимости усилить программу с нашими коллегами, чтобы ускорить прогресс и улучшить ситуацию», - заявил представитель Kering.
Сложная вышивка и образы, подобные этим, от Dior (слева) и Saint Laurent (справа), часто поступают из специализированных мастерских в Мумбаи.

Альтернативный вид
отношений

С 1980-х годов люксовые бренды незаметно передали большую часть своих работ по вышивке в Индию. По данным Индийского фонда справедливости, который был создан министерством торговли, Индия является одним из крупнейших в мире экспортером одежды с рынком текстиля стоимостью от 150 до 250 миллиардов долларов.

Индийские вышивальщики, известные на языке урду как «каригары», что означает «ремесленники», являются одними из лучших в мире. Появившиеся во времена правления Моголов, которое продлилось два столетия с середины 1500-х годов, каригары передавали свои знания из поколения в поколение.

По большей части они мусульмане, которые мигрировали из сельской Индии в Мумбаи, где им платят скудные деньги за работу по 17 часов в день. Многие из них живут в густо населенных трущобах. Немногие из них имеют доступ к образованию или общественным услугам, однако их работа имеет большое значение для модных компаний за рубежом.
Как снова полюбить собственные вещи - устойчивая мода
За последние годы западные дизайнеры перевели часть из своих самых важных работ по вышивке в Индию, в том числе коллекции Алессандро Микеле для Gucci, украшенные тиграми и бабочками, украшенные сумки Dior и образы для красной ковровой дорожки для Леди Гага, Люпиты Нионго и Дженнифер Лопес, чье платье Versace с принтом джунгли 2019 года было вышито в Мумбаи.

К 2019 году экспорт индийской вышивки превысил 230 миллионов долларов, что почти на 500 процентов больше, чем два десятилетия назад, согласно данным министерства торговли.

Но после катастрофы Rana Plaza вырос контроль над цепочками поставок - бренды класса люкс стали нервничать из-за своих связей с Индией, страной, известной слабой защитой работников, где разрушения зданий и фабричные пожары регулярно убивают и калечат работников.
Знаменитое платье Versace, которое продемонстрировала Дженнифер Лопес на закрытии показа в 2019 году, было вышито индийскими мастерами.
В тоже самое время был утвержден пакт Utthan, название которого берет свое имя из санскрита и переводится как «возвышение». И семь индийских экспортных домов, посредников между местными фабриками вышивки и международными брендами, также присоединились к пакту.

В рамках проекта были предложены радикальные изменения на фабриках в Мумбаи путем стандартизации заработной платы и повышения безопасности на рабочем месте.

Тем не менее, в отличие от многих других инициатив, включая устойчивое развитие и соблюдение этических норм ведения бизнеса, бренды не афишируют свое участие в Utthan. Они не упоминают об этом в своих годовых отчетах или на платформах корпоративной и социальной ответственности.
Сумка Dior, представленная на показе высокой моды в Париже, январь 2019 г.

Пакт Utthan

Пакт, управляемый консалтинговой компанией Impactt в Лондоне, определил и поставил основные цели для индийских экспортных домов, которые имеют свои собственные заводы. Но когда сроки жесткие, а заказы на работу превышают возможности завода, экспортные фирмы заключают дополнительный субподряд. Они передают заказы на вышивку в небольшие компании, где заработная плата часто выплачивается наличными, а помещения не соответствуют нормам безопасности.

Согласно публикации Impactt за 2016 год, в которой изложены требования Utthan, в течение трех лет каждый индийский субподрядчик должен продемонстрировать улучшения в таких показателях, как предоставление медицинских и пенсионных пособий ремесленникам. Все фабрики должны быть обеспечены огнетушителями, отдельными комнатами для работников, в которых они могут спать, в крупных помещениях должно быть как минимум два выхода для эвакуации.

Чтобы соответствовать трудовому законодательству Индии, в пакте Utthan также предусматривалось установление максимальной шестидневной рабочей недели, продолжительность рабочего дня не более 11 часов и сокращение сверхурочной работы.

В штате Махараштра, в который входит Мумбаи, не установлена минимальная заработная плата для вышивальщиков, такая рабочая категория попусту отсутствует. Вместо этого экспортеры обычно используют категорию «высококвалифицированные работники» (заработная плата составляет около 175 долларов в месяц, без учета льгот). Utthan устанавливает зарплату в размере около 225 долларов, включая пособия.

В той же публикации, в которой подробно рассказывалось об этих инициативах, Impactt заявило, что будет проверять фабрики не реже одного раза в год.

Чтобы стимулировать фабрики, люксовые бренды, которые подписали пакт, обязались работать только с теми компаниями, которые к концу второго года смогут соблюдают все требования.

«Уникальные проблемы в этом секторе явно требовали существенного, долгосрочного участия», - сказала в электронном письме основатель Impactt Рози Херст, добавив, что Utthan изначально задумывался как сотрудничество между брендами и экспортерами.

Но не каждый бренд подписал пакт - Valentino и Versace размещают заказы в тех же самых экспортных домах, но не работают с Utthan. К тому же не все экспортные дома считает участие в пакте хорошей идеей, рассматривая его как маркетинговый ход, призванный оградить люксовые бренды от ответственности.

Valentino отказался от комментариев. В заявлении, направленном по электронной почте, Versace заявил, что «осуществляет свою деятельность основываясь на этических принципах и признании достоинства и прав работников». Компания добавила, что если поставщик нарушил кодекс поведения, но после этого доказал улучшение ситуации, то компания будет продолжать работать с этим поставщиком, если он будет «честными и прозрачными».


Ознакомиться с содержанием пакта можно здесь.

Пробелы в работе фабрик

Максимилиано Модести, основатель компании Les Ateliers 2M в Мумбаи, работающей с Chanel, Hermès и Isabel Marant, сказал, что к нему обратились с предложением присоединиться к Utthan в 2014 году, когда проект только разрабатывался.

Мистер Модести отказался. Он посчитал зарплаты, указанные в Utthan, слишком низкими и поэтому платил вышивальщикам на 50% больше. Также он посчитал странным, что пакт призывает придерживаться продолжительности рабочего дня, в то время как эти правила могут быть гибкими, особенно когда бренды нуждаются в срочном выполнении заказа.

Количество заказов резко возрастает накануне недель моды и в это время многие работники активно ищут дополнительную работу, чтобы заработать больше денег. Поэтому работа в сверхурочное время (несмотря на запрет индийского правительства) является обычным делом, как и использование субподрядчиков.
Как снова полюбить собственные вещи
«Экспортеры находятся под гнетом брендов», - сказал г-н Модести. Бренды говорят: «Вы должны снижать цены и быть более конкурентоспособными. Иначе вы можете потерять заказы в следующем сезоне».

Некоторые менеджеры экспортных домов, которые присоединились к пакту, сказали, что были вынуждены сделать это - проект предусматривал, что многие люксовые бренды будут работать только с соответствующими компаниями.

The Times посетил шесть субподрядчиков, которые в совокупности нанимают несколько сотен каригар. Менеджеры в этих учреждениях решились говорить на условиях полной анонимности, т.к. боятся, что клиенты могут нанести ответный удар и разрушить их бизнес.
Индийские ремесленники на типичном заводе в Мумбаи. Многие работают по 17 часов в сутки и являются мусульманами, мигрировавшими из сельской Индии.
Спустя три года после того, как был представлен пакт Utthan, менеджеры отмечают, что немногие из их работников получают пособия по болезни или пенсию, а рабочее время регулярно превышает законные пределы Индии. На каждой фабрике, которую посетили журналисты The Times, не соблюдались все меры безопасности, предписанные пактом и индийским законом.

Один директор признался, что его поощряют лгать сторонним аудиторам. Он сказал, что экспортер дал ему указание временно перевести своих работников на фабрику, соответствующую требованиям, когда представители Impactt планировали посетить их.

Соответствующая фабрика была хорошо проветриваемой и непозволительно дорогой (аренда составляла почти 2000 долларов в месяц). Фабрика, которой он управлял, представляла собой помещение, похожее на чердак, на верхнем этаже жилого здания по соседству.

«Мне было приказано никому не говорить», - сказал он, демонстрируя The Times недавние счета для Gucci и Christian Dior, включая один заказ на вышивку для 15 платьев из черного тюля, который, по его словам, занял 6000 часов.
Максимилиано Модести, основатель компании Les Ateliers 2M, отказался присоединиться к пакту Utthan.
Директор другой фабрики сказал, что он потратил около 30 000 долларов на переезд на фабрику, которая отвечала требованиям Utthan, рассчитывая на то, что он получит больше заказов для компенсации затрат. Но плата за обслуживание нового здания была дорогой, поэтому он был вынужден поднять свои цены. После этого заказы резко сократились, а затем совсем иссякли.

«У меня не было заказов», - сказал он, когда ремесленники вокруг него работали над образцами для Christian Dior. «Они начали отдавать заказы тем фабрикам, которые выполняли работу за меньшие деньги».

В прошлом году директор вернулся на свою предыдущую фабрику, где, по его словам, некоторые работники спят прямо на полу, а в помещении с шестью комнатами отсутствует запасной выход. По его словам, бизнес начал расти сразу после того, как он вновь снизил цены.

Цена правды

Utthan планировал расширить возможности каригар Индии, но в интервью с более чем дюжиной работников многие сообщили, что пакт все еще не защищает их прав. Работники подтвердили, что менеджеры пользуются отсутствием базового образования и профсоюзов, чтобы скрыть информацию о ценности их вышивки.

«Нас эксплуатируют повсюду», - сказал Абдулла Хан, работник с более чем 20-летним опытом.

Прошлым летом г-н Хан и еще около десятка других работников добивались повышения заработной платы на фабрике, где они работали (которая подписала Utthan и выполняет заказы для Saint Laurent). Хотя г-н Хан не знал об этом в то время, ремесленникам фабрики платили примерно на 13 процентов меньше, чем требовал Utthan.

Менеджеры попытались уволить группу работников после того, как они обратились в профсоюз в Мумбаи. Их штрафовали за каждую минуту, потраченную на общение с профсоюзом, и в последствии перевели в другую комнату на фабрике. Это было сделано, чтобы они не могли взаимодействовать с каригарами, которые решили не протестовать.

В телефонном интервью директор фабрики отрицал, что плохо обращался с работниками, и сказал, что трудовой спор расследуется.
Индийские вышивальщики, известные на языке урду как «каригары», что означает «ремесленники», являются одними из лучших в мире.
Г-н Хан рассказал, что ревизор из Utthan проявил сочувствие, когда работники рассказали ему о проблемах с заработной платой, но ответил, что может разговаривать только с директором фабрики. В конце концов, местная правительственная комиссия по труду помогла договориться о выходном пособии для каригар, которые хотели уйти, включая г-на Хана. Заработная плата фабрики в конечном итоге была увеличена, хотя она все равно оставалась примерно на 5% ниже стандартов Utthan.

В течение нескольких недель после этого события ни одна фабрика не брала на работу г-на Хана, потому что они знали о его обращении в профсоюз. Позже он нашел работу у субподрядчика, который выполняет заказы для одного из индийских экспортеров, который подписал Utthan. Но последние несколько месяцев вымотали и извели г-на Хана, который во время интервью сидел на полу своей маленькой квартирки. «Мы просто пытаемся выжить», - сказал он, когда его 4-летний сын подбежал и обнял его.

Как улучшить ситуацию

Мисс Херст из Impactt говорит, что около половины из 2810 работников, работающих на фабриках, подписавших Utthan, были обеспечены пособиями по трудоустройству, и что Impactt работает над увеличением этого числа. Она отметила, что Impactt также расследует один случай, когда аудиторы были обмануты.

«Хотя мы наблюдаем некоторые значительные улучшения в области охраны труда и техники безопасности и добиваемся прогресса в оплате труда и количестве часов, мы полностью осознаем, что предстоит еще много работы», - сказала она.

Burberry заявил, что работает только с двумя проверенными индийскими экспортерами и что они будут продолжать поддерживать пакт. Mulberry вышел из договора в марте 2018 года из-за переориентации своей деятельности на кожаные изделия.

По словам г-на Познера из Нью-Йоркского университета, правда заключается в том, что «добровольные соглашения между брендами сами по себе ничего не гарантируют».
Улицы возле фабрики субподрядчиков в Мумбаи, которая производит заказы на вышивку для европейских брендов класса люкс.
Группа Kering, доход которой составил 15,9 млрд евро в 2019 году, сообщила, что 1500 работников получили выгоду от Utthan, и что 70% изделий c вышивкой для брендов Kering теперь производятся ремесленниками на постоянной контрактной основе с выплатой пособий и зарплатой, значительно превышающей минимальную.

Однако через две недели после того, как журналисты The Times обратились к Kering со своим отчетом из Мумбаи, компания заявила, что планирует открыть свою собственную мастерскую в Индии, чтобы самостоятельно освоить «значительную часть работы по ручной вышивке» для своих брендов. Пресс-секретарь также отметил, что компания продолжит поддерживать пакт Utthan и работать с внешними поставщиками, а соблюдение пакта станет требованием для всех поставщиков в 2020 году.

Панкадж Аттарде, опытный консультант по вышивке в Мумбаи, считает, что мир должен узнать о тяжелом положении индийских вышивальщиков и их необычайном вкладе в роскошную моду.

«Мы должны добиться прозрачности и справедливости системы, чтобы эта отрасль могла выжить», - сказал он. «Если соблюдение требований касается улучшения уровня жизни работников, почему пакт Utthan до сих пор такой секретный?».

Оригинал статьи и изображения: The New York Times

Перевод: Ирина Рыбакова
Понравился материал?
огонь!
отлично
волшебство

Статьи из раздела